Воспряни убо


В субботу под первую неделю поста много исповедников. Последний из них ждал долго. Он всегда подходит последний. Приезжает раз в два-пять месяцев рассказать о новых открытиях. Он из рода мелхиседеков. 
- Сидел сейчас, ждал, терпел. Сердце штормило балла на два из десяти. Даже задумался, если бы на моём месте был святой, то он бы наверное умер...... Господь не даёт нам проявить себя. Если бы он нас оставил, то люди бы порвали бы друг друга в клочки. Когда это поймёшь, то осуждение уходит совсем. Как вы думаете, какая будет моя реакция, если меня треснут сзади по голове? Я буду слушать чего мне скажет сердце. Из него полезет всё и я не знаю что случится дальше. Поэтому святые и молчали, потому что, если бы Сергий Радонежский открыл рот, то заговорил бы сам сатана. Такие у них искушения, которые Господь покрывает. 

Я слушал, всё понимал и поражался. Сейчас пишу и кажется понимаю. Завтра прочту и ничего не пойму. Прикоснулся к чему-то.

 

- Я сейчас постилась, пыталась молиться и столько про себя поняла. Мне даже страшно стало. Не представляю, как такие как я могут вообще жить. Но когда я все про себя узнала, мне стало очень легко и хорошо почему-то. Я танцую от радости дома перед иконами. Наверное это грех так делать? Это беснование?
- Не знаю, может это у вас такие духовные танцы. У кого-то духовные песни, а у вас танцы. 
- Не грех, значит? 
- Думаю, нет. Даже завидую.

 

- Я, батюшка, самая плохая. Не знаю, что делать. Становлюсь всё хуже и хуже с каждым днём и годом. 
- Все правильно, вы просто свой талант в землю не прячете. Преумножаете его. 
- То есть все нормально?
- Думаю, да.

 

Счастливей семьи я не знаю. Было им трудно, болезни тоже посещают иногда, тяжелые периоды случаются. А потом все хорошо. И дети, и внуки, и новые квартиры, и работа кормит. Это как у многих. Но их счастье заметно всем. Оно светится в их лицах. Все оглядываются даже. 
Он подходит на исповедь:
- Я завидую...
Хотелось закричать:
- Шеф! Всё пропало!!!

 

Стояла в очереди часа два с половиной. Подошла почти последней. Дала листочек. Там написано две строчки, что-то вроде "согрешила делом, словом, помышлением." Может чего-то рассказать хочет? Или спросить? Постоял, помолчал секунд десять. Она тоже молчала. Положил на голову епитрахиль, спросил имя, прочел молитву. Она подняла заплаканное лицо и ушла.

 

Дети на исповеди обычно умиляют, иногда удивляют, а порой и пугают. Случается, что и все сразу.
- Я вчера без маминого разрешения съела банан.
- А почему тебе мама не разрешает есть бананы?
- Они вкусные и поэтому не постные. 
- Надо же, надо подумать, какая же на самом деле пища постная. 
- А ещё я виновата в грехе цареубийства. 
- Хм. А сколько тебе лет?
- Девять.